Vinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.x

Сайт 2.0 (08.11.2016)

Дело было вечером, делать было нечего...

И я переделал свой сайт почти что полностью. Дизайн и скрипты.

Переделан общий дизайн, форма связи, меню, скрипт часов, изменены слайд шоу и галлереи фотографий, работы.  Добавлен клендарик, более удобная и красивая стрелочка "на верх". Да и так по мелочи.

Короче, я трудился и старался как мог. Надеюсь, стало более красиво и удобно на сайте.

Возможно, (или даже скорее всего) будет и следующая версия сайта.


Вчера поставил девушку в затруднительное положение, назвав ее в постели своим именем.

Отправка письма:


Звоните поздней ночью мне, друзья,
Не бойтесь помешать и разбудить.
Кошмарно близок час, когда нельзя
и некуда нам будет позвонить.
Игорь Миронович Губерман.©

Дата и время



Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Игорь Миронович Губерман.©

Контакты

Т.: +7 913 457 95 22
Напишите мне, пожалуйста!


И спросит Бог: - Никем не ставший,
Зачем ты жил? Что смех твой значит?
- Я утешал рабов уставших, - отвечу я.
И Бог заплачет...
Игорь Миронович Губерман.©


Бывает — проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.
Игорь Миронович Губерман.©

Я ангел, выпавший с небес,
Я демон, изгнанный из ада.
Я не родился, я воскрес,
Мне утешения не надо.

Не надо жалости, тревог,
Не нужно сОпереживаний:
Я б быть как все на свете мог,
Но нету сил и нет желаний.

Свою я сущность не скрываю,
И не смущаясь говорю:
"Я всех на свете презираю,
Но всех на свете я люблю..."

*

Грубым дается радость,
Нежным дается печаль.
Мне ничего не надо,
Мне никого не жаль.

Жаль мне себя немного,
Жалко бездомных собак.
Эта прямая дорога
Меня привела в кабак.

Что ж вы ругаетесь, дьяволы?
Иль я не сын страны?
Каждый из нас закладывал
За рюмку свои штаны.

Мутно гляжу на окна,
В сердце тоска и зной.
Катится, в солнце измокнув,
Улица передо мной.

А на улице мальчик сопливый.
Воздух поджарен и сух.
Мальчик такой счастливый
И ковыряет в носу.

Ковыряй, ковыряй, мой милый,
Суй туда палец весь,
Только вот с этой силой
В душу свою не лезь.

Я уж готов... Я робкий...
Глянь на бутылок рать!
Я собираю пробки —
Душу мою затыкать.

С.Есенин.

*

Я себя люблю и ненавижу,
И как ожидаемый итог -
Боги! Я ослеп - я вас не вижу!
Черти! Я не слышу вас - оглох!

Неужели я попал в немилость?
Неужели безразличен вам?
Боги! Где, скажите ваша сила?
Черти! Где узоры пентаграмм?
Я опять, грехи смываю кровью,
За распутством пряча свою боль.

Боги! Одарите же любовью!
Черти! Влейте в горло алкоголь!
И вчера, и завтра, и сегодня –
Я хороший, только раздолбай…

Черти призовите к преисподней,
Боги, заманите меня в рай!
Страшно быть безбожником до смерти,
Жить хочу и этим виноват.

Боги, я раскаялся. Поверьте…
Черти, где заказанный разврат.
А в ответ – лишь тишина закатов,
Лишь забвенье вновь пророчит мгла.

Боги все попрятались куда-то,
Черти разбежались кто куда.
Почему всё так? Ведь я же спился?
Я ж радел за чистоту души.

Боги говорят - недомолился,
Черти говорят - недогрешил.
Оттого стихи ору...

Быть может, на меня вниманье обратят,
Боги снова сердце растревожат,
Черти душу вновь разбередят.

Владимир Селецкий.

*

Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои в полукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь — зараза,
Я не знал, что любовь — чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углах прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь — простыня да кровать.
Наша жизнь — поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда. Только знаешь, пошли их на хер...
Не умру я, мой друг, никогда.

С.Есенин.

*

Потеряны ключи от рая
И крылья сожжены давно,
Изгнанники родного края...
Теперь для мира Мы - никто.

Черны от сажи наши лица,
В глазах печаль, на сердце - боль,
Душа же рвется, словно птица
Навстречу снам, искать покой.

В немой молитве к небу очи
Ища спасенья иль суд,
Во тьме и мраке вечной ночи
Быть может, смерть свою найдут...
Мы демоны и такова уж наша суть...

*

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
Перстень счастья ищущий во мгле,
Эту жизнь живу я словно кстати,
Заодно с другими на земле.

И с тобой целуюсь по привычке,
Потому что многих целовал,
И, как будто зажигая спички,
Говорю любовные слова.

«Дорогая», «милая», «навеки»,
А в уме всегда одно и то ж,
Если тронуть страсти в человеке,
То, конечно, правды не найдешь.

Оттого душе моей не жестко
Ни желать, ни требовать огня,
Ты, моя ходячая березка,
Создана для многих и меня.

Но, всегда ища себе родную
И томясь в неласковом плену,
Я тебя нисколько не ревную,
Я тебя нисколько не кляну.

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
Синь очей утративший во мгле,
И тебя любил я только кстати,
Заодно с другими на земле.

С.Есенин.

*

Я видел пьяниц с мудрыми глазами
И падших женщин с ликом чистоты.
Я знаю сильных, что взахлёб рыдали
И слабых, что несут кресты.

Не осуждай за то, в чём не уверен;
Не обещай, если решил солгать.
Не проверяй, когда уже доверил!
И не дари, планируя отнять.

Молись тогда, когда реально веришь;
Живи лишь с тем, кого ты любишь сам.
Гони прочь тех, кого ты ненавидишь;
И доверяй глазам, а не пустым словам.

Георгий Шелд

*

Железными гвоздями в меня вбивали страх.
С разбитыми костями я уползал впотьмах.
Но призрак Чести вырос, как статуя во мгле:
вернулся я и выгрыз позорный след в земле.

И стал я набираться железных этих сил...
И стал м е н я бояться т о т, кто меня гвоздил.
А мне теперь, ей-богу, не много чести в том,
и радости не много в бесстрашии моем.
Меня топтали кнехты*, и тело сёк палач,

Но даже истязавший не услыхал мой плач.
Я молча стиснув зубы, из подо лба глядел,
А мой палач угрюмый с усталости потел.
Подковы молотили мой торс со всех сторон,

Но те, кто меня били, не слышали мой стон
Я падал, поднимался, опять сшибали с ног,
Но тот, кто издевался, боялся моих строк
В темницах, в униженьях, под криками угроз

Никто из них ни разу моих не видел слёз.
В пучинах преисподней, я из последних сил
Магическую заповедь себе в уме твердил
Как Отче наш единый «еси на небеси»:

Не верь, не поддавайся, не бойся, не проси
И всё-таки я выжил, злодейству вопреки,
И трепетом прониклись исконные враги.
Железными тисками выдавливал я страх,

Лизало нервы пламя, обугливало в прах
В изгибах лихолетья, заматерев душой,
Я формулу бессмертья в самом себе нашёл
Не зря меня боялся тот, кто меня гвоздил

Я выжил и поднялся, набравшись новых сил
Воспрял, как птица Феникс, обидчиков кляня,
И стал разить словами тех, кто душил меня
Стрелял почти не целясь, но сразу наповал

Убойными стихами злодеев добивал
Но мне теперь, ей-богу, не много счастья в том,
и радости не много в бессмертии моём.
Железными гвоздями в меня вбивали страх.

С разбитыми костями я уползал впотьмах.
Но призрак Чести вырос, как статуя во мгле:
вернулся я и выгрыз позорный след в земле.
И стал я набираться железных этих сил...

И стал м е н я бояться т о т, кто меня гвоздил.
А мне теперь, ей-богу, не много чести в том,
и радости не много в бесстрашии моем.
Меня топтали кнехты*, и тело сёк палач,

Но даже истязавший не услыхал мой плач.
Я молча стиснув зубы, из подо лба глядел,
А мой палач угрюмый с усталости потел.
Подковы молотили мой торс со всех сторон,

Но те, кто меня били не слышали мой стон
Я падал, поднимался, опять сшибали с ног,
Но тот, кто издевался, боялся моих строк
В темницах, в униженьях, под криками угроз

Никто из них ни разу моих не видел слёз.
В пучинах преисподней, я из последних сил
Магическую заповедь себе в уме твердил
Как Отче наш единый «еси на небеси»:

Не верь, не поддавайся, не бойся, не проси
И всё-таки я выжил, злодейству вопреки,
И трепетом прониклись исконные враги.
Железными тисками выдавливал я страх,

Лизало нервы пламя, обугливало в прах
В изгибах лихолетья, заматерев душой,
Я формулу бессмертья в самом себе нашёл.
Не зря меня боялся тот, кто меня гвоздил

Я выжил и поднялся, набравшись новых сил
Воспрял, как птица Феникс, обидчиков кляня,
И стал разить словами тех, кто душил меня
Стрелял почти не целясь, но сразу наповал

Убойными стихами злодеев добивал
Но мне теперь, ей-богу, не много счастья в том,
и радости не много в бессмертии моём.
Железными гвоздями в меня вбивали страх.

С разбитыми костями я уползал впотьмах.
Но призрак Чести вырос, как статуя во мгле:
вернулся я и выгрыз позорный след в земле.
И стал я набираться железных этих сил...

И стал м е н я бояться т о т, кто меня гвоздил.
А мне теперь, ей-богу, не много чести в том,
и радости не много в бесстрашии моем.
Меня топтали кнехты*, и тело сёк палач,

Но даже истязавший не услыхал мой плач.
Я молча стиснув зубы, из подо лба глядел,
А мой палач угрюмый с усталости потел.
Подковы молотили мой торс со всех сторон,

Но те, кто меня били не слышали мой стон
Я падал, поднимался, опять сшибали с ног,
Но тот, кто издевался, боялся моих строк
В темницах, в униженьях, под криками угроз

Никто из них ни разу моих не видел слёз.
В пучинах преисподней, я из последних сил
Магическую заповедь себе в уме твердил
Как Отче наш единый «еси на небеси»:

Не верь, не поддавайся, не бойся, не проси
И всё-таки я выжил, злодейству вопреки,
И трепетом прониклись исконные враги.
Железными тисками выдавливал я страх,

Лизало нервы пламя, обугливало в прах
В изгибах лихолетья, заматерев душой,
Я формулу бессмертья в самом себе нашёл.
Не зря меня боялся тот, кто меня гвоздил
Я выжил и поднялся, набравшись новых сил
Воспрял, как птица Феникс, обидчиков кляня,
И стал разить словами тех, кто душил меня
Стрелял почти не целясь, но сразу наповал

Убойными стихами злодеев добивал
Но мне теперь, ей-богу, не много счастья в том,
и радости не много в бессмертии моём.

Владимир Леонович

*

Поймет не тот, кто много видел,
А тот, кто много потерял.
Простит не тот, кто не обидел,
А тот, кто многое прощал.

Осудит каждый, кто не в силах
Пути другому уступить,
Ревнует только тот, в чьих жилах
Кровь никогда не закипит.

И боль чужую взять не сможет
Кто выгодой своей живет,
И грусть ночами не тревожит
Тех, кто любви не познает,

И счастья встречи не узнает,
Кто расставаньем не дышал.
Лишь тот, кто многое теряет
И цену многому познал…

Вириссэ

*

Ваша Милость и Ваше Высочество,
Я отдам свое сердце и слог
Вам, Великое Одиночество.

Я отдам недосказанность строк,
Почерневшие стёртые крылья,
Чувств и мыслей растерзанный хлам.
Одиночество,
Ваше Бессилие,
Я и жизнь Вам до капли отдам.

Но не нынче,
Мне выплавить хочется
Из души Её эхо и тень.
Одиночество,
Ваше Высочество,
Я прошу у Вас лишь один день.

Одну ночь,
Или только полночи,
Подарите, пока я живой.
Я прощусь с Ней и, Ваше Высочество,
Я навек,
Одиночество,
Твой.

Venta

*

Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.

Ах! Какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в Бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я, и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.

Дар поэта — ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились —
Значит, ангелы жили в ней.

Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной,—

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке.
Под иконами умирать.

Сергей Есенин

*

Одинокая птица над полем кружит.
Догоревшее солнце уходит с небес.
Если шкура сера и клыки что ножи, Не чести меня волком, стремящимся в лес.

Лопоухий щенок любит вкус молока,
А не крови, бегущей из порванных жил.
Если вздыблена шерсть, если страшен оскал,
Расспроси-ка сначала меня, как я жил.

Я в кромешной ночи, как в трясине, тонул,
Забывая, каков над землей небосвод.
Там я собственной крови с избытком хлебнул -
До чужой лишь потом докатился черед.

Я сидел на цепи и в капкан попадал,
Но к ярму привыкать не хотел и не мог.
И ошейника нет, чтобы я не сломал,
И цепи, чтобы мой задержала рывок.

Не бывает на свете тропы без конца
И следов, что навеки ушли в темноту.
И еще не бывает, чтобы я стервеца
Не настиг на тропе и не взял на лету.

Я бояться отвык голубого клинка
И стрелы с тетивы за четыре шага.
Я боюсь одного - умереть до прыжка,
Не услышав, как лопнет хребет у врага.

Вот бы где-нитьбудь в доме светил огонек,
Вот бы кто-нибудь ждал меня там, вдалеке...
Я бы спрятал клыки и улегся у ног.
Я б тихонько притронулся к детской щеке.

Я бы верно служил, и хранил, и берег -
Просто так, за любовь! - улыбнувшихся мне...
...Но не ждут, и по-прежнему путь одинок,
И охота завыть, вскинув морду к луне.

Мария Семёнова.

*

Признавайтесь в любви, даже если боитесь отказа,
Даже если на все сто процентов уверены в нём.
Говорите смешные слова и нелепые фразы,
Озаряйте обыденность тусклую ярким огнём.

Признавайтесь в любви, не жалея ни слов, ни эмоций.
И не бойтесь остаться, растратив себя, на мели.
В жизни, кроме любви, нет других маяков, карт и лоций.
А без них кораблям никогда не достигнуть земли.

Признавайтесь в любви тем, кто нужен вам, дорог и близок.
(Лучше сделать, чем плакать, что мог, но, увы, не успел.)
Исполняйте мечты и, смеясь, потакайте капризам,
А малыш-купидон поколдует над меткостью стрел.

Признавайтесь в любви, не пытайтесь скрывать её в сердце.
Не страшны холода, если вы отдаёте тепло.
Если вашим огнём удалось хоть кому-то согреться,
Вы поймете когда-нибудь, как вам в любви повезло.

*

Не храпи, запоздалая тройка!
Наша жизнь пронеслась без следа.
Может, завтра больничная койка
Упокоит меня навсегда.

Может, завтра совсем по-другому
Я уйду, исцеленный навек,
Слушать песни дождей и черемух,
Чем здоровый живет человек.

Позабуду я мрачные силы,
Что терзали меня, губя.
Облик ласковый! Облик милый!
Лишь одну не забуду тебя.

Пусть я буду любить другую,
Но и с нею, с любимой, с другой,
Расскажу про тебя, дорогую,
Что когда-то я звал дорогой.

Расскажу, как текла былая
Наша жизнь, что былой не была...
Голова ль ты моя удалая,
До чего ж ты меня довела?

Сергей Есенин

*

Мои мечты стремятся вдаль,
Где слышны вопли и рыданья,
Чужую разделить печаль
И муки тяжкого страданья.

Я там могу найти себе
Отраду в жизни, упоенье,
И там, наперекор судьбе,
Искать я буду вдохновенья.

Сергей Есенин

*

 
 
 

Я АНГЕЛ в этом мире странном...
Я ДЬЯВОЛ-так меня назвали...
Я разгоню волну тумана, увижу голубые дали,
Но лёд и пламя между нами...
Уйду... И ты не вспомнишь даже...
Я ДЬЯВОЛ с грустными глазами,
Я АНГЕЛ в крыльях цвета сажи...

Ты ищешь меня только в дни одиночества.
Когда никого — ни в душе, ни вблизи.
А мне утешать тебя больше не хочется,
Хоть это и любят у нас на Руси.

И я не хочу заполнять этот вакуум —
Меж будущим счастьем и счастьем былым.
Ты ждёшь, чтоб мы вместе грустили и плакали.
А радостный день для тебя неделим...

Андрей Дементьев

В моих глазах пока печаль...
И этого уже не скрою.
Смотрю пустым я взглядом вдаль...
И ничего не беспокоит.

Всё пусто... Ничего не жаль.
И только сердце как-то ноет...
Засела скрытая печаль...
Движенья нет... весь мир в застое.

Печали снять бы мне вуаль,
Зажечь бы искру... А сумею?
В туманных мыслях магистраль,
Я не горю, я просто тлею...

Заледеневшая печаль...
Её смакуя, разогрею...
В душе повисла, как медаль,
Под её «лавры» я «балдею»...

Кто понял жизнь тот больше не спешит,
Смакует каждый миг и наблюдает,
Как спит ребёнок, молится старик,
Как дождь идёт и как снежинки тают.

В обыкновенном видит красоту,
В запутанном простейшее решенье,
Он знает, как осуществить мечту,
Он любит жизнь и верит в воскресенье,

Он понял то, что счастье не в деньгах,
И их количество от горя не спасет,
Но кто живёт с синицею в руках,
Свою жар-птицу точно не найдет.

Кто понял жизнь, тот понял суть вещей,
Что совершенней жизни только смерть,
Что знать, не удивляясь, пострашней,
Чем что-нибудь не знать и не уметь.

Иванов Паша

Я видел пьяниц с мудрыми глазами
И падших женщин с ликом чистоты.
Я знаю сильных, что взахлёб рыдали
И слабых, что несут кресты.

Не осуждай за то, в чём не уверен;
Не обещай, если решил солгать.
Не проверяй, когда уже доверил!
И не дари, планируя отнять.

Молись тогда, когда реально веришь;
Живи лишь с тем, кого ты любишь сам.
Гони прочь тех, кого ты ненавидишь;
И доверяй глазам, а не пустым словам.

Георгий Шелд

В грехах мы все - как цветы в росе,
Святых между нами нет.
А если ты свят - ты мне не брат,
Не друг мне и не сосед.

Я был в беде - как рыба в воде,
Я понял закон простой:
Там грешник приходит на помощь, где
Отвертывается святой.

Вадим Шефнер

Оторвался от стебля цветок
И упал, и на крыльях метели
Прилетели в назначенный срок,--
На равнину снега прилетели.

Белым саваном стали снега.
И не грядка теперь, а могила.
И береза, стройна и строга,
Как надгробье, цветок осенила.

Вдоль ограды бушует метель,
Леденя и губя все живое.
Широка снеговая постель,
Спит цветок в непробудном покое.

Но весной на могилу цветка
Благодатные ливни прольются,
И зажгутся зарей облака,
И цветы молодые проснутся.

Как увядший цветок, в забытьи
Я под снежной засну пеленою,
Но последние песни мои
Расцветут в вашем сердце весною.

Муса Джалиль

Я так часто бываю обманут
Отражением снов в серебре
И цветами, что никнут и вянут
По дороге из леса к тебе.

Я так часто бываю расстроен
Монотонностью пасмурных дней
И сознаньем, что я недостоин
Чистоты поднебесной твоей.

Я так часто по-рабски завишу
От беззубой старухи-молвы
И от слов, что в свой адрес не слышу
От тебя, моя льдинка, увы!

В довершение к мукам природным,
Что язвят человеческий быт,
Лишь одним твоим взглядом холодным
Я так часто бываю убит…

Денис Бука

Крылья красные, как кровь...
А раньше были белыми, наверно...
Я падаю и разбиваюсь вновь...
Я знаю, я все делаю неверно...
Сплетаю судьбы, развожу их вновь...
Даю кому-то счастье, чье-то забираю...
И говорю я сам с собой, в ответ ни слова...
Живу за всех, ни мига для себя...
Когда селюсь я в чей то дом, я - жизнь...
Я ухожу, вы проклинаете меня...
Я - ангел... крылья красные, как кровь...
И белыми не будут ни когда...
Я счастье и беда, и имя мне - любовь...
И жить на этом свете мне всегда...

Артём Богатырёв

Треть жизни позади, еще две трети
Нулём стремятся стать день ото дня-
Двух девушек пока любимых встретил,
Но ни одна из них не встретила меня…

Павел Андрюшин

Я свяжу тебе жизнь
Из пушистых мохеровых ниток.
Я свяжу тебе жизнь,
Не солгу ни единой петли.

Я свяжу тебе жизнь,
Где узором по полю молитвы —
Пожелания счастья
В лучах настоящей любви.

Я свяжу тебе жизнь
Из веселой меланжевой пряжи.
Я свяжу тебе жизнь
И потом от души подарю.

Где я нитки беру?
Никому никогда не признаюсь:
Чтоб связать тебе жизнь,
Я тайком распускаю свою.

Валентина Беляева

 

Не все авторы стихов мне известны, так как взяты они на просторах интернета.
Если что, прошу простить великодушно.
Создано Лычкиным Данилом 2015г.

Скорей ныряй в мой тихий омут,
Ты нравишься моим чертям .
Их зов, поверь, не очень громок,
Но крик их только для тебя.

Спокойно, тихо, но небрежно,
Ты открывай дверь в новый мир.
С тобою буду очень нежной,
Ты демонов моих кумир.

*

Прощай! Душа - тоской полна.
Я вновь, как прежде, одинок,
И снова жизнь моя темна,
Прощай, мой ясный огонек!..

Прощай!
Прощай! Я поднял паруса,
Стою печально у руля,
И резвых чаек голоса

Да белой пены полосы -
Все, чем прощается земля
Со мной... Прощай!
Даль моря мне грозит бедой,
И червь тоски мне душу гложет,
И грозно воет вал седой...

Но - море всей своей водой
Тебя из сердца смыть не может!..
Прощай!

Максим Горький

*

Жизнь - не прогулка, не роман,
Не вечный отдых созерцанья,
Есть у Судьбы один изъян -
Она нам дарит испытания.

Полжизни - бой, полжизни - боль,
И только радости мгновенья,
С душевных ран не смоешь соль,
Но в этих ранах исцеленье.
Пока они в тебе горят

И заставляют сердце биться,
Холодным твой не станет взгляд
И в камень дух не превратится.

Года бегут, им нас не жаль,
Мы все у времени во власти,
Презрев страданья и печаль,
Увидеть в мраке лучик счастья.

Пройти сквозь зло и улыбнуться,
Поверь, искусство не простое,
Не замараться, не согнуться
И сохранить в душе святое.

*

Никогда ни о чем не жалейте вдогонку,
Если то, что случилось, нельзя изменить.
Как записку из прошлого, грусть свою скомкав,
С этим прошлым порвите непрочную нить.

Никогда не жалейте о том, что случилось.
Иль о том, что случиться не может уже.
Лишь бы озеро вашей души не мутилось
Да надежды, как птицы, парили в душе.

Не жалейте своей доброты и участья.
Если даже за все вам - усмешка в ответ.
Кто-то в гении выбился, кто-то в начальство
Не жалейте, что вам не досталось их бед.

Никогда, никогда ни о чем не жалейте -
Поздно начали вы или рано ушли.
Кто-то пусть гениально играет на флейте.
Но ведь песни берет он из вашей души.

Никогда, никогда ни о чем не жалейте -
Ни потерянных дней, ни сгоревшей любви.
Пусть другой гениально играет на флейте,
Но еще гениальнее слушали вы.

А.Дементьев.

*

Я, наверное, дурак
Всё я делаю не так:
Не гоняюсь за хвалой,
И не балуюсь хулой,
На обиду я смеюсь
А на радость - улыбнусь
Не гоняюсь за деньгами
И за славой не скачу
Я, ж - дурак, мы знаем с вами
Сам не знаю, что хочу.
Что, неправильно одет?
Тот же будет мой ответ
Я, наверное, дурак,
Потому что, просто так
Я могу тебе отдать
Столько, сколько сможешь взять,
А на ненависть твою
Я любовь тебе дарю,
И готов врага принять,
Словно друга или мать.
Что мне надо? Всё, что есть
И улыбка в твою честь.
Может где-то ошибусь,
Так признаюсь, я ж учусь.
Ну, а если, что - не так,
Что же взять, ведь я - дурак.

*

Не тратьте жизнь свою на тех, кто Вас не ценит
На тех, кто Вас не любит и не ждет
На тех, кто без сомнений Вам изменит
Кто вдруг пойдет на *новый поворот*
Не тратьте слез своих, на тех кто их не видит
На тех, кому Вы просто не нужны
На тех, кто извенившись вновь обидит
Кто видит жизнь с обратной стороны
Не тртьте сил на тех, кто Вам не нужен
На пыль в глаза и благородный * понт*
На тех, кто дикой ревностью простужен
На тех, кто без ума в себя влюблен
Не тратьте слов своих на тех, кто их не слышит
На мелочь, не достойную обид
На тех, кто рядом с Вами ровно дышит
Чье сердце, Вашей болью не болит
Не тратьте жизнь свою, она не бесконечна
Цените каждый вздох, момент и час!
Ведь в этом мире, пусть не безупречном,
Есть тот, кто молит небо, лишь о Вас!

Любовь Козырь

*

Мне грустно на тебя смотреть,
Какая боль, какая жалость!
Знать, только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась.

Чужие губы разнесли
Твоё тепло и трепет тела.
Как будто дождик моросит
С души, немного омертвелой.

Ну что ж! Я не боюсь его.
Иная радость мне открылась.
Ведь не осталось ничего,
Как только желтый тлен и сырость.

Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни, для улыбок.
Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок.

Смешная жизнь, смешной разлад.
Так было и так будет после.
Как кладбище, усеян сад
В берез изглоданные кости.

Вот так же отцветем и мы
И отшумим, как гости сада...
Коль нет цветов среди зимы,
Так и грустить о них не надо.

Сергей Есенин

*

Славный пращур наш был широк в кости –
Далеко свой крест мог нести, нести!
Терпелив он был, скуп на жалобы,
Как бы жизнь порой ни прижала бы!
А теперь не тот на Руси народ!
Не один уже под крестом сдаёт!

Вот и я готов укорить судьбу –
Дескать, что за крест на моём горбу?
То ли всем такой, то ль по выбору?
То ли вы в полях, то ли вы в бору
Заломили мне, подарили крест!
Ох, не взять тебя за один присест!

Ты из дерева, из железа ли?
Где рубили тебя да где резали?
Навалился крест на моё плечо –
Горячо плечу и в душе печёт!
Нелегко с тобой по земле шагать.
Да нельзя тебя никому отдать.

Исподлобья я погляжу окрест –
Есть у каждого свой тяжёлый крест.
И у всех трещит становой хребёт.
Кого грусть берёт, кого зло берёт.
И горюет всяк, закусив губу, –
Ох,за что мне Бог эту дал судьбу?

Ох,дойду сейчас до того куста,
Да и брошу груз моего креста!
Не надейся, брат, на иной удел.
И Господь терпел, да и нам велел.

А кто сбросил груз своего креста –
Там душа давно, как пустырь, пуста!
Жить легко ему, сладко, весело –
Да расплата петлю там подвесила!..

Славный пращур наш был широк в кости,
Шёл без ропота да без робкости.
И смола слезой не текла с креста.
Нет, не верю я, будто русь не та!
Нет, и нам наш крест не слабо нести,
Если прямо так – да по совести!

Николай Гайдук

*

Одиночество вовсе не в теле,
одиночество – в нашей душе,
и не важно, один ты на деле
иль толпа окружает уже…

Да в толпе одиночество хуже –
из толпы выделяться страшней,
а петля одиночества туже
в окруженье родных и друзей!

Можешь, слушать, а можешь, не слушать
этих, в общем-то, близких людей,
все равно, их бессмертные души
никогда не пребудут с твоей.

Одиночество – жажда общенья,
хотя рядом струится вода,
бесполезности духа мученья,
что с тобой пребывают всегда.

Одиночество – не отчужденье,
что на время дается судьбой,
одиночество – не на мгновенье,
одиночество вечно с тобой!

Одиночество – это призванье,
как талант, что Господь раздает,
одиночество – не наказанье,
оно просто – проклятье твое!

*

Жизнь удивительно смешна.
Я демон, изгнанный из ада.
Я, воплощенье силы зла,
В обитель зла лишен возврата.

А что причина есть тому?
Смешно до боли, до отчаяния:
Враг светлым чувствам и добру
Влюбился в ангела сияние.

От восхищенья не дышу.
Красива. Жизни воплощенье.
И от желания схожу
С ума. Проклятое влеченье!

Я ненавижу сам себя
За слабость, за любовь такую!
Одна улыбка лишь твоя,
И, хоть бессилен, я ликую.

Смешно и горько. Страсть моя
Терзает тело, сердце, душу,
Но ты священно дорога,
И твой покой я не нарушу.

Пускай проклятье преисподней
Меня настигнет. Всё равно!
Ведь я люблю тебя до боли
Такой, что умереть легко

*

Разучились ценить человечность...
Кто-то добрый по-новому - лох...
В моде выгода и бессердечность...
Мир от шелеста денег оглох...

Измеряется в крупных купюрах
Всё, что раньше ценилось душой...
Если девушка искренна - дура,
Ведь не ценит бумажник чужой...

А на фото мелькают не лица...
Крупным планом не видно глаза...
Чаще яхты, отели, столицы,
Будто не о чем больше сказать...

Ежедневно за счастьем погоня
У людей от зари до зари...
Но не знают о жизни законе -
Счастье то, что имеешь внутри...

Будь богатым душой и однажды
Прибыль даст этот твой капитал...
Не продайся за шелест бумажный,
Чтоб рабом этих денег не стал...

Деньги портить людей не умеют,
Просто маски срывают с людей...
Кто-то делится тем, что имеет...
Кто-то прячет в кормушке своей...

Доброта - это классика, люди!
Это нужно во все времена...
Кто-то скуп и по внешности судит,
Ведь уже вместо сердца "цена"...

А кому-то важнее намного
Продвигаться навстречу мечте,
Не забыв человечность и Бога,
Не сыграв на чужой простоте...

Равнодушие - страшный диагноз,
От него умирает душа...
А впоследствии - зависть и наглость
Человечность убьют не спеша...

Может лучше доверчивость всё же?
Может лучше любовь, чем расчёт?
Бог дающим воздаст и поможет...
У берущих судьба отберёт...

*

Мы пялимся в серое небо.
Нас дождь ожидает повсюду.
И где бы мы не были, нету
Надежды на светлое чудо.

Нам трудно, мы бьёмся в порыве
За счастье, успех и свободу.
А в траурном тучи разрыве
Собираются сточные воды…

Нас больше не ждут, нам не верят,
Мы брошены в гибнущем мире.
Мы словно голодные звери,
Мишени в заброшенном тире.

Нам нет избавления от мрака.
Мы острых углов избегаем.
Нас сжали колёсами страха,
Пророчества нас запугали…

И всё же, надеюсь, однажды,
Мы выйдем на волю. В оконце
Увидит когда-нибудь каждый
Пять тысяч созвездий и солнце…

*

Ах, как все относительно в мире этом!
Вот студент огорченно глядит в окно,
На душе у студента темным-темно:
"Запорол" на экзаменах два предмета...

Ну а кто-то сказал бы ему сейчас:
- Эх, чудила, вот мне бы твои печали?
Я "хвосты" ликвидировал сотни раз,
Вот столкнись ты с предательством милых глаз -
Ты б от двоек сегодня вздыхал едва ли!

Только третий какой-нибудь человек
Улыбнулся бы: - Молодость... Люди, люди!..
Мне бы ваши печали! Любовь навек...
Все проходит на свете. Растает снег,
И весна на душе еще снова будет!

Ну а если все радости за спиной,
Если возраст подует тоскливой стужей
И сидишь ты беспомощный и седой -
Ничего-то уже не бывает хуже!

А в палате больной, посмотрев вокруг,
Усмехнулся бы горестно: - Ну сказали!
Возраст, возраст... Простите, мой милый друг.
Мне бы все ваши тяготы и печали!

Вот стоять, опираясь на костыли,
Иль валяться годами (уж вы поверьте),
От веселья и радостей всех вдали,
Это хуже, наверное, даже смерти!

Только те, кого в мире уж больше нет,
Если б дали им слово сейчас, сказали:
- От каких вы там стонете ваших бед?
Вы же дышите, видите белый свет,
Нам бы все ваши горести и печали!

Есть один только вечный пустой предел...
Вы ж привыкли и попросту позабыли,
Что, какой ни достался бы вам удел,
Если каждый ценил бы все то, что имел,
Как бы вы превосходно на свете жили!

Эдуард Асадов

*

Засыплет снег дороги,
Завалит скаты крыш.
Пойду размять я ноги,—
За дверью ты стоишь.

Одна, в пальто осеннем,
Без шляпы, без калош.
Ты борёшься с волненьем
И мокрый снег жуешь,

Деревья и ограды
Уходят вдаль, во мглу.
Одна средь снегопада
Стоишь ты на углу.

Течет вода с косынки
По рукаву в обшлаг,
И каплями росинки
Сверкают в волосах

И прядью белокурой
Озарены: лицо,
Косынка, и фигура,
И это пальтецо.

Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.

Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему,

И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет дела,
Что свет жестокосерд.

И оттого двоится
Вся эта ночь в снегу,
И провести границы
Меж нас я не могу.

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?

Борис Пастернак

*

Яндекс.Метрика